Показано с 1 по 3 из 3

Тема: ФВ-190 против Аэрокобры

  1. #1
    Форумчанин Форумчанин
    Регистрация
    10.04.2007
    Адрес
    Гродно
    Сообщений
    63

    По умолчанию ФВ-190 против Аэрокобры

    Мне тут как-то Александр Сердюков из Харькова прислал вопросы для С.Ф.Долгушина по этой теме - распечатки с обсуждением темы с различных форумов и мне стало интересно показать обсуждение этой темы с С.Ф.Долгушиным участникам форума перед тем как снова поехать к нему - присоединяйтесь к обсуждению темы и задавайте вопросы Сергею Фёдоровичу - кто не может позволить себе звонок в Москву - я постораюсь:
    - их ему передать,
    - записать на диктофон,
    - а затем опубликовать его ответы тут же в этой же ветке - как текстовые так и аудиофайлы, а так же фото и видеозаписи наших бесед с ним.
    Итак, предлагаю участникам форума обменяться имеющейся у них информацией по:
    - устройству конструкции и боевому применению ФВ-190 и Аэрокобры в отдельности,
    - а также в сравнении этих двух самолётов:

    Бардов-Долгушину: «Такой вопрос насчёт ФВ-190: в интернете авиалюбители, лётчики и историки всё спорят и пришли к выводу что самолёт был он хороший, но был тяжеловат»:
    Сердюков (цитирует кого-то): «Кто может нормально объяснить противоречия? Тут недавно спорили по ФВ-190. Кто-то был за,кто-то против. И так-же это происходит в мемуарах.
    У Сухова (Аэрокобра) есть упоминание, как после боя, ему выговаривали. "Ну куда-ж ты с "Фокером"в вираж становишся, он там сильнее". Так-же и по другим машинам.МиГ-3,к примеру.Многие его ругают,но Баршт и Азевич наоборот хвалят.Единственно подчёркивали не ниже какой высоты:
    - Баршт-до 3000м.,
    - Азевич-до 1500м.
    И это применимо, ну ко всем машинам».

    Долгушин (24:00): «За счёт чего ФВ-190 он был тяжёлый: 4 пушки – значит боекомплект. А сама конструкция:
    – он же по размерам был немножко побольше,
    – потом мотор сильный.
    И он действительно был похож на Лавочкина, но если снизу смотреть – по конфигурации Лавочкин отличался.
    Я не захотел летать на этом самолёте, хотя возможность у меня была после войны: на Мессере я вылетел, а мог вылететь и на Фоккере – там были новенькие, хорошие, исправные самолёты, в том числе и ФВ-190 – и с воздушным охлаждением и «длинноносые» - с водяным, но с водяным их не много – мало было – самолёта 2-3 что ли. Они были уже нам знакомы.
    Чем он плох: он штопорил сильно – хуже нашего И-16! (25:20) Вот, в 1943-м году я вёл эскадрилью и «ухитрился» в бою отстать. И Андрюшка Баклан просто увёл эскадрилью. А эскадрильи две было в строю! И я вижу – меня догоняет («длинноносый» ФВ-190 – В.Б.)! Радио тогда уже было и я кричу: «Баклан! Меня догоняет Фоккер! Вернись и на всякий случай попугай»!
    Он молчит.
    Ну, я думаю: что с ним делать?!
    Спустился пониже – на высоту метров 100 и смотрю: он подходит ко мне. Скорость была. Но я же знаю, что он так, как я на своём Як-9, не дёрнет так же за мной! И когда он уже был у меня на хвосте метрах в 300-х, я на своём Як-9:
    - «дал ноги» - под 90 градусов почти что поставил крен
    - «дёрнул» машину с креном (она у меня аж затряслась)
    - и я сразу же, моментально на 180 градусов развернулся,
    - потом ещё подвернул и оказался у него в хвосте
    - а он вперёд проскочил!
    И я не только не стрелял по нему – ни одного выстрела я не сделал, а даже и прицелиться не успел, как он когда увидел, что я у него на хвосте:
    – дёрнул его,
    – свернулся в штопор
    – и у меня перед носом врезался в землю и оказался в земле»!

    Бардов: «А почему он не стал стрелять с тех же 400-300 метров»?

    Долгушин: «А зачем? Он подходил. Это у него спросить нужно было, но уже не спросишь».

    Бардов: «А Вам хоть засчитали его»?

    Долгушин: «Конечно:
    - я же говорил, что он меня догоняет, а потом я по радио передал, что с ним покончено,
    - а когда следующий раз полетели – я завёл свою эскадрилью на это место – показать, где он врезался и пролетел через это место. А местность эта километров 40 от аэродрома была и мы прекрасно знали, где сбитые нами самолёты падали».
    Последний раз редактировалось Василий бардов; 11.04.2007 в 00:25.

  2. #2
    Форумчанин Форумчанин
    Регистрация
    10.04.2007
    Адрес
    Гродно
    Сообщений
    63

    По умолчанию

    Сердюков (Dsci0022-5.wav, 29:00 – цитирует кого-то с какого-то авиафорума): «Объяснить эти противоречия довольно просто, а вот нормально в них разобраться…Большинство заинтересованного темой народа в спорах и анализах оперируют максимальными "тоннокилометрами" из "рекламных буклетов" дополняя их отзывами "очевидцев", в самом лучшем случае берут цифры из отчетов по летным испытаниям серийных машин и пользуются кривыми максимальных скоростей и мощностей моторов. Чтобы при обсуждении ЛТХ машины пользовались графиками к примеру зависимости угловых скоростей или времени и радиуса установившегося виража от скорости полета или тепловыми режимами двигателя – я еще не встречал. Но и это еще не панацея с панадолом :) Ведь эти данные получают при полетах летчиков с уровнем летнотехнической подготовки гораздо выше, чем у обычного строевого пилота + они обычно выполняют задание "получения МАКСИМАЛЬНЫХ ЛТХ", а не отработки "боевого применения и получения боевых характеристик" – а это несколько разные вещи.К примеру – по виражу кобра-фоккер. Те цифры, что мы видим в ТТХ это данные для УСТАНОВИВШЕГОСЯ виража на НАИВЫГОДНЕЙШЕЙ скорости. Что это такое?Установившийся вираж – это разворот самолета выполняющийся с ПОСТОЯННОЙ скоростью и высотой. Наивыгоднейшую скорость для этих типов точно не назову, ориентировочно 220 – 280 км/ч. В реале самолет даже на испытаниях выходит на этот режим не раньше 2-3 круга.А в бою установившийся вираж вообще вряд ли кто получить сможет. Самолет начинает вираж на скорости 550-450 км/ч, а заканчивает… заканчивает у кого как получится. Соответственно, даже для одного и того же типа, но для разных машин и летчиков получаем весьма значительную разницу во времени и радиусе виража, зависящую:
    - от тяги винта,
    - от получаемой подъемной силы,
    - от величины лобового сопротивления,
    - от времени реакции машины на отклонение рулевых поверхностей,
    - от квалификации, стиля пилотирования и выносливости летчика».

    Бардов-Долгушину: «Что скажете»?

    Долгушин (30:30): «Столько написано! На хрена попу гармонь?! Просто самолёт есть самолёт. Любой истребитель моментально реагирует на ручку и на педали - хвост. У него же короткий а не длинный фюзеляж, когда ручку дёрнешь, а пока до хвоста дойдёт»…

    Бардов: «Как нервная система у диплодоков – травоядных динозавров с длинной шеей и хвостом».

    Долгушин: «Вот так вот! А истребитель моментально реагирует: я на скольких истребителях летал – то никогда не считал, что какой-то самолёт когда ручкой дёрнешь – запаздывает! И Харрикейн и Кобра - тоже самое. Поэтому у всех истребителей на которых я летал, как ручку дёрнешь или в сторону дашь – как «ногИ сунешь» - самолёт буквально моментально реагирует».

  3. #3
    Форумчанин Форумчанин
    Регистрация
    10.04.2007
    Адрес
    Гродно
    Сообщений
    63

    По умолчанию

    Сердюков (цитирует кого-то с какого-то авиафорума): «В итоге фоккер имея "по паспорту" худшие показатели для установившегося виража, мог "в реале" обставлять кобру в ПЕРВОМ вираже (а "бегая по кругу" в 44-45 году почти не кто уже и не воевал, т.е. 2-3 виража подряд вряд ли кто делал) за счет того, что:
    - быстрее реагировал на отклонение рулевых поверхностей,
    - быстрее сбрасывал скорость за счет худшей аэродинамики,
    - мог обладать лучшей тягой винта за счет того, что автомат "шаг-газ" лучше работал».

    Долгушин (22-5, 36:05): «Да на Кобре нельзя было воевать на виражах – её дёрнешь – она сразу же в плоский штопор уйдёт и всё! Эту «скотину» я и на пилотаже видел и сам водил её».

    Бардов: «То есть невозможно было физически и желания не было ни у кого никакого на Аэрокобре виражи делать»?!

    Долгушин: «1) Ну, физически ещё выдержишь, а зачем?!
    2) ФВ-190 быстрее сбрасывал скорость, потому что «лоб» больше – вот он быстрее и сбрасывал – так же как и И-16 и Ла-5».

    Бардов: «Итак, мог ли в реальности ФВ-190 с воздушным охлаждением обладать лучшей тягой винта чем Аэрокобра за счет того, что автомат "шаг-газ" у него лучше работал»?

    Долгушин: «За газом шаг винта не ходил»...

    Бардов: «А на наших самолётах небыло этого «автомата шаг-газ»?

    Долгушин: «У нас ни на Яках, ни на Лавочкиных, ни на Харрикейнах не было этого».

    Бардов: «А на Мустангах»?

    Долгушин: «А я на Мустанге то летал один полёт по кругу, один в зону и всё! И потом, меня это не интересовало (был ли «автомат шаг-газ» на Мустанге – В.Б.). Меня просто интересовало как он летает. Ну – любительски».

    Бардов: «Общее представление»?!

    Долгушин: «Вот так вот – любительски. Тем более, откровенно скажу – для меня в этом сложности не было, какой бы самолёт не был.
    А вот, ходил ли «шаг-газ» на Кобре автоматически – я не помню.
    Я что по Кобре хорошо знаю:
    - слабый хвост
    - задняя центровка,
    - мотор сделанный из электронного сплава,
    - плоский штопор,
    - ну и хорошее оружие – 37-мм-вая пушка!
    Это «скотина» была (в бою – В.Б.). А так летать на ней хорошо было.

    Бардов: «А что это за такой электронный сплав? Он что загорался и горел при попадании в него зажигательных пуль и снарядов»?

    Долгушин: «Это электрон есть такой, дюраль и алюминий – вот тебе и электронный сплав. Он буквально горел, а у немцев были зажигательные пули – они отличались от наших тем, что даже какой-то термит разбрасывали! А температура горения термита 2000 градусов! И вот они легко поджигали этот сплав».

    Бардов: «Это получается сплав вроде того, из которого диски колёс делали для самолётов, а пацаны потом его напильниками спиливали у самолётов выставленных в виде памятников и поджигали образовавшуюся стружку».

    Долгушин: «Да-да – тот же самый сплав. И на колёсах. Он горел хорошо и поэтому мотор загорался. Если бы он был сделан из стали – он бы не загорелся, как это было с нашими самолётами».

    Бардов: «То есть американцы делали мотор из этого сплава с целью облегчения его веса»?

    Долгушин: «Да – для облегчения».

    Бардов: «А тяги из какого материала были»?

    Долгушин: «Троса и тяги были из дюрали и поэтому они легко перегорали. На Мустанге я не помню из какого материала они были. А на наших - все из тонкой стали были».

    Бардов: «Так что за счёт этого наши самолёты и были лучше Аэрокобры»!

    Долгушин: «Да – моторы наши не горели! Горело только:
    - бензин,
    - масло, которое в мотор подаётся
    - и облицовка мотора - провода и всё это дело.
    А чтобы сгорел сам картер мотора – этого небыло. Он до падения на землю всё равно будет цел»!

    Бардов: «Может потому американцы и не приняли Аэрокобру по большому счёту у себя на вооружение, когда поняли что у неё никуда не годный огнеопасный мотор и слабый хвост»?!

    Долгушин: «Да:
    - слабый хвост,
    - задняя центровка,
    - плоский штопор»!

    Бардов: «Вот почему они у себя её забраковали и отдали вам»!

    Долгушин: «Да! Они и не воевали на них сами почти што! Воевали в Японии! Есть у меня где-то книга «Японские асы», вот там они и упоминаются – Р-39».
    Последний раз редактировалось Василий бардов; 11.04.2007 в 01:17.

Ваши права

  • Вы не можете создавать новые темы
  • Вы не можете отвечать в темах
  • Вы не можете прикреплять вложения
  • Вы не можете редактировать свои сообщения
  •