Показано с 1 по 2 из 2

Тема: Вопросы к командиру дальнего бомбардировщика

  1. #1

    По умолчанию Вопросы к командиру дальнего бомбардировщика

    Так как зарегистрироваться на "АИФ"-е не предоставляется возможным (постоянно спрашивает пароль и не заходит), выложу свою просьбу здесь. В свободное от работы время я записываю воспоминания ветеранов Великой Отечественной войны. Недавно узнал, что в городе Тарту живет ветеран войны Николай Филиппович Быков, который в годы войны был командиром дальнего бомбардировщика Ил-4 в 26-м гвардейском авиационном полку. Сейчас ему 87 лет, но, говорят, память имеет хорошую. Был награжден двумя орденами Ленина, Красного Знамени, Отечественной войны 1-й и 2-й ст. и другими наградами. Надеюсь в ближайшее время встретиться. Может быть, у кого-нибудь будут вопросы к этому человеку, чтобы мне с ним подольше об этом поговорить. Вопросы прошу отсылать на ilya_vershinin@mail.ru

    Это тот самый старший лейтенант Быков, про которого говорится в книге Киндюшева "К победным рассветам".
    Вот цитата:
    "
    Старший лейтенант Николай Быков прибыл в 3-й гвардейский бомбардировочный авиаполк в августе 1942 года. Он, как и многие летчики, верил в такую примету: если ты успешно совершил десять боевых вылетов, сделаешь и сто, а после сотни останешься неуязвимым до нашей полной победы.
    Но Николаю не всегда везло. В одном из боевых вылетов на его самолет обрушился шквал зенитного огня. Был выведен из строя мотор, и пришлось отбомбиться по запасной цели. Скорость самолета постепенно падала, он терял высоту и с трудом перетянул через линию фронта. В этот момент штурман лейтенант Девер увидел стартовые огни. Очевидно, это был аэродром фронтовой авиации. Надо садиться. Но когда Ил-4 стал заходить на посадку, эти огоньки вдруг погасли (позже выяснилось, что стартовая команда приняла его за "Хейнкель-111"). Быков решил приземляться в поле. В самый последний момент сноп света самолетной фары выхватил из мрака овраг, окопы и быстро набегающий лес. Летчик дал полный газ работающему мотору, убрал шасси и отчаянным движением взял штурвал на себя. Самолет взмыл, перескочил опасное препятствие и коснулся "брюхом" земли. Скрежет металла, треск ломающихся деревьев, а потом... зловещая тишина. Экипаж выбрался на крыло и вдруг услышал грозный окрик:
    - Кто там у самолета?
    - "Дальник" с боевого задания.
    - Не ходите, сидите смирно! Вы на минном поле! Ждите, придут саперы.
    Примерно через час к самолету подошли солдаты с миноискателями и вытащили авиаторов на безопасное место.
    В 1942 году над Новочеркасском самолет Быкова снова подбили вражеские зенитки. Долго шли на одном моторе. Через некоторое время и он потерял тягу. Пошли на вынужденную посадку. Инерция, вызванная резким торможением на пробеге, швырнула летчика вперед. Ему сильно повредило лицо и выбило зубы. Штурман лейтенант Девер и радист сержант Брюзгин вытащили командира из кабины и доставили в ближайший полевой госпиталь.
    Последняя и самая большая неприятность случилась на пятидесятом вылете. Экипаж должен был сфотографировать результаты удара наших бомбардировщиков по железнодорожному мосту у Днепропетровска. Несмотря на сильное противодействие вражеских зенитчиков, он выполнил поставленную задачу. Но на обратном пути Ил-4 подвергся атакам немецкого истребителя. Штурман" бортовой радист и воздушный стрелок были убиты. Самолет загорелся и пошел к земле. Убедившись, что посадить его невозможно, Быков покинул бомбардировщик на предельно малой высоте.
    На рассвете летчик добрался до деревни Середки. Старик, в дом которого он зашел, переодел его в свои обноски и посоветовал, как безопаснее пробраться к своим.
    Через десять дней Быков подошел к фронтовой полосе. На дальнейшем пути его подстерегали вражеские засады, заграждения, минные поля. Но советскому летчику все же удалось переползти линию фронта и добраться до своих. Через некоторое время штаб авиации дальнего действия направил его в 26-й гвардейский авиаполк ночных охотников-блокировщиков. Здесь-то и встретились Николай с Борисом. Они стали неразлучными друзьями.
    На очередное боевое задание Борис Феоктистов и Николай Быков вылетели вместе. Им предстояло ударить по вражескому аэродрому в районе Бреста. Быстро обнаружить цель помогли сами гитлеровцы. Приняв наши самолеты за свои, они дали ракету и включили посадочный прожектор. Его луч случайно скользнул по стоянке "юнкерсов".
    - "Резвый", - передал по радио Борис, - имитирую заход на посадку. Атакуй!
    - Понял! - коротко отозвался Николай и тут же приказал экипажу приготовиться к штурмовке.
    И вот Быков пошел в атаку. Гулко застучали пушки и пулеметы его боевой машины. Несколько "юнкерсов" на земле вспыхнули, осветив остальные. Это позволило Феоктистову нанести исключительно точный удар ракетами. Аэродром противника превратился в огромный костер.
    Казалось бы, дело сделано и можно возвращаться домой. Но друзья решили еще разок прочесать аэродром огнем пушек и пулеметов. Однако теперь наши экипажи натолкнулись на мощное противодействие вражеских зенитчиков. Несколько снарядов "эрликонов" угодили в самолет Феоктистова. Только выдержка, мужество и мастерство помогли Борису перетянуть сильно поврежденную машину через линию фронта и удачно посадить ее на фюзеляж.
    А над Брестом стали появляться всполохи новых мощных взрывов. Это основная группа наших дальних бомбардировщиков наносила удары по железнодорожному узлу. Охотники-блокировщики своим дерзким налетом на вражеский аэродром обеспечили ей полную свободу действий. Ни один немецкий истребитель не вылетел на перехват наших "илов".

    http://avia.lib.ru/bibl/1024/04.html"

  2. #2

    По умолчанию

    Спросите его пожалуйста:

    1.Знал ли он легендарного полярного и военного летчика Э.К.Пусепа?
    2.Совершал ли полеты на бомбардировку Берлина?
    3.Что он может рассказать о полетах ТУ-16 в Тарту?

    С уважением!

Ваши права

  • Вы не можете создавать новые темы
  • Вы не можете отвечать в темах
  • Вы не можете прикреплять вложения
  • Вы не можете редактировать свои сообщения
  •